О Лотмане-Шмотмане и бдительности в наше непростое время

Довольно любопытная и в вышей степени показательная история случилась неделю назад в Петербургской Российской национальной библиотеке. Tой самой, что когда-то именовалась Ленинградской Публичной библиотекой им. Салтыкова-Щедрина. Кстати сказать, того самого, кто написал «Историю одного города», более известного читающей публике, как город Глупов.

Название, конечно, клеветническое, тут спору нет. Особенно по нынешним временам. Параллели всякие, понимаешь… Ни к чему это.
Правильно переименовали библиотеку. Дальновидно и главное — политически верно.

Потому что происшествие, имевшее место быть на днях в этом храме знаний, и впрямь символическое.

А дело было в том, что 25 марта, в День работников культуры, сотрудники библиотеки при входе в здание разместили поздравительный плакат с изображением литературоведа и культуролога Юрия Лотмана.

Понятно, что ни имя Лотмана, ни тем более, его труды даже в недавние благословенные мирные времена вставания с колен не были известны широкому кругу общественности, которой в самом скором времени предстояло стать патриотической.

В лучшем, наименее вероятном случае, при упоминании фамилии Лотман в среде этой общественности могли бы возникнуть вялые, ленивые реплики и комментарии на тему «Зачем вообще нужно это литературоведение вместе с культурологией?
Мол, чего только люди не придумают, лишь бы у станка не стоять! Что там ведать? Ведь всё ясно и так! Ежели книжка интересная, то интересная. А ежели нет, то нет. И не хрен там ведать.»

А в худшем, наиболее вероятном, просто сразу же взяли бы быка за рога!
— А-а, Лотман? Ну, всё понятно! Очередной либераст, русофоб и агент влияния! И нечего там голову ломать! Вы на фамилию его посмотрите! И всё сразу станет ясно».

Надо сказать, что о русофобии Ю.М. Лотмана автору этих строк ничего неизвестно. Зато известно, что он был выдающимся учёным с мировым именем, пушкинистом, филологом, философом и блистательным литературоведом, чьё имя значит в гуманитарном мире примерно то же, что имя Циолковского в мире техническом.
И что знание его трудов так же обязательно для думающего человека, интересующегося родной литературой, как фильмы Эйзенштейна или Дзиги Вертова для любителей и профессионалов кинематографа.

Очевидно, научный отдел прославленной библиотеки думал о Юрии Михайловиче Лотмане примерно в таких же или даже в ещё более почтительных выражениях.
Потому и приспособил его портрет в качестве вполне подходящего образа для празднования Дня культуры.

Но ошибся самым роковым образом.
Проходившйий мимо бдительный руководитель департамента безопасности библиотеки, известный своей природной начитанностью, фундаментальной образованностью, профессиональной патриотичностью, пониманием ключевых проблем литературоведения и знанием научных трудов Лотмана, сразу же безошибочно опознал на портрете Марка Твена.

Не спешите обвинять бдительного охранника в одноизвиленности, уважаемый читатель. Его можно понять! В конце концов, и там усы, и там усы. И там седые волосы, и там тоже. Тут кто угодно запутается, особенно если ум в это время занят проблемами семиотики кино или вопросами структуральной поэтики.

Ну, перепутал немного руководитель департамента безопасности библиотеки, известный своей… и т.д. Ну принял Лотмана за Твена, с кем не бывает?

Но вот зачем он, «маненько перепутамши», написал директору библиотеки Владимиру Гронскому донос, обвинив сотрудников в «пропаганде экстремизма и терроризма», ответить уже никак нельзя.

Можно, конечно, немного спутать Гоголя с Гегелем, а Бабеля с Бебелем. Но вот после этого назвать Гегеля (или Бебеля) Усамой бен Ладеном будет уже явным перебором.
Поэтому единственным разумным объяснением здесь может быть лишь такое:

Проницательный руководитель департамента безопасности библиотеки, мгновенно опознал на портрете Юрия Лотмана

и тут же провёл от него прямую линию к Марку Твену,

чьё настоящее имя — Сэмюэл Клеменс и который, как всем известно, был американцем и при этом подозрительно напоминал внешне другого Сэмюэла:

Ну а тут yже, как ясно любому представителю общественности, налицо хорошо замаскированная провокация, ставящая целью тайно протащить в нашем обществе чуждые нам идеи и образы нашего стратегического врага, чему идеально служит не только внешний вид этого, извините за выражение, литературоведа и философа, но главным образом его фамилия!

И за это сотрудники библиотеки должны быть сурово наказаны, особенно сейчас, когда на фронтах идущей в Украине спецоперации за спасение русского мира от потомков этих лотманов-шмотманов, марков твенов и дядей сэмов решается судьба России и её национального лидера.

Они должны были бы понять, «если интеллигенты, что вот взяли бы, да повесили в калидоре портрет Николая Расторгуева или ещё лучше — Полины Гагариной! Или они по-вашему не культура? Или может брезгуете?»

И ничего бы не было! И никто бы их ни в чём таком не заподозрил.
И читали бы себе своего любимого Лотмана или ещё лучше Бен-Гуриона под одеялом. И никто бы им слова худого не сказал.

Но надо отдать должное Ольге Кагановской — завотделом культурных программ Российской национальной Библиотеки (бывшей Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Кстати сказать, того самого, кто написал «Историю одного города», более известного читающей публике, как город Глупов).

Она сразу же всё поняла правильно. И тут же написала заявление об уходе по собственному желанию без комментариев, лишь сообщив немногочисленным любопытствующим, что им эта история может показаться смешной, но ей совсем не до шуток.

И надо полагать, что её заявление об уходе в самом скором будущем логично перейдёт в новую фазу — заявление об отъезде.
Куда-нибудь на Ближний Восток. Пока её вместе с её Сэмюэлом Лотманом заслуженно не отправили на Дальний Восток в полном соответствии с пожеланиями спикера Госдумы Вячеслава Викторовича Володина — не менее известного культуролога, литературоведа и философа, чем сам Юрий Михайлович Лотман, умерший к своему счастью ровно за тридцать лет до описываемых событий.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/111926/42572/-

17 185 просмотров