Игра в наперстки: делайте ставки

Правительство России досрочно прекратило финансирование Федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя. Что будет с амбициозными проектами

После присоединения Крыма, санкций, падения рубля и кризиса в экономике щедрые дотации для полуострова стали предметом зависти большинства российских регионов. Но в слабеющей российской экономике и при уменьшающемся росте доходов бюджета становится все меньше денег для красивых жестов.

 

«Жир останется, но не в тех масштабах»

Глава Крыма Сергей Аксенов в конце декабря прошлого года заявлял, что ФЦП может быть продлена с 2025 до 2030 года, а президент решил добавить финансирование, если будут готовые проекты. Сам Аксенов назвал сумму — 200 млрд рублей. 28 декабря вице-премьер правительства России Марат Хуснуллин добавил, что обратился к президенту России с просьбой продлить ФЦП.

 

3 января российские СМИ облетела новость, что решением премьера Михаила Мишустина с 1 января досрочно прекращена реализация Федеральной целевой программы (ФЦП) социально-экономического развития Крыма и Севастополя до 2025 года.

 

В постановлении правительства России № 2519 от 28 декабря 2021 года говорится, что теперь развитие полуострова будет осуществляться в рамках государственной программы с аналогичным названием. Если переводить с бюрократического языка на русский, то суть изменений сводится к следующему:

 

объекты ФЦП, по которым уже были заключены контракты с подрядчиками, профинансируют и достроят без изменений;

курировать госпрограмму будет профильный вице-премьер и специально созданный орган при Минэкономразвия;

будет ужесточен контроль за выбором подрядчиков;

будут назначены ответственные за конкретные проекты;

результатом будет считаться не процент освоенных средств, а количество объектов, введенных в эксплуатацию;

программу можно будет корректировать из соображений целесообразности реализации проектов (проще говоря, уже утвержденные проекты могут быть аннулированы).

Заместитель министра Минэкономразвития Сергей Назаров 28 декабря в интервью «Российской газете» сообщил, что всего в рамках ФЦП было запланировано возведение почти 900 объектов. Около 500 из них строятся, чуть меньше 50 еще не начали строить, оставшиеся объекты сданы в эксплуатацию.

 

В то время, как Аксенов и Хуснуллин требовали продления ФЦП, Сергей Назаров заявил, что об этом говорить пока рано: «В конце 2022 года мы проведем оценку реализации ФЦП, оценку необходимости включения в нее новых объектов, тогда и будет понятно, нужно ли ее продлевать».

 

Между тем в пресс-службе Минэка «Новой» сообщили, что «все предусмотренные для развития региона мероприятия сохраняются и будут реализованы в рамках госпрограммы».

 

В постановлении о преобразовании ФЦП в госпрограмму нет перечня объектов, которые запланированы для развития региона, а обозначены только общие направления: образование, инвестиции, инфраструктура и показатели, которых необходимо достигнуть.

 

Профессор кафедры социальной и экономической географии МГУ Наталья Зубаревич в разговоре с «Новой» отметила, что госпрограмма — только одна из форм финансирования. По части ФЦП оно прекратится, но у этих двух регионов именные дотации: у Севастополя больше 10 млрд руб., у Крыма больше 20 млрд руб. в год. Плюс останутся различные субсидии, но в рамках ФЦП они сократятся, уверена эксперт.

 

— Сейчас Крым и Севастополь получают из федерального бюджета на 60% больше, чем в среднем по стране, теперь денег станет меньше, но все равно они будут финансироваться лучше, чем большинство остальных регионов, — говорит Зубаревич. По ее словам, главные инфраструктурные проекты по Крыму в целом завершены, а по Севастополю еще нет. Именно поэтому, по данным за первые 10 месяцев 2021 года, республике уже урезали объем трансфертов на 20%, а Севастополю, напротив, — увеличили, сохранив финансирование в прежнем объеме.

 

— Бесконечного праздника не бывает, — говорит Наталья Зубаревич. —

 

Да, их все равно будут кормить лучше, чем другие субъекты, но не так шикарно. Жир останется, но не в тех масштабах.

 

Бывший глава корпорации развития Севастополя Олег Николаев в разговоре с «Новой» отметил, что считает прекращение ФЦП и появление отдельной госпрограммы повышением приоритета развития Крыма и Севастополя.

 

— Видимо, региональные оплошности и отсутствие осязаемых результатов реализации ФЦП в Крыму и Севастополе вынудили Москву полностью изменить подход и механизмы доведения бюджетных средств. Скорее всего, должна измениться и структура управления госпрограммой, — считает Олег Николаев. — Не исключено, что созданная на полуострове дирекция ФЦП под уже неактуальную форму администрирования доживает последние дни.

 

Щедрые авансы и никакого мошенничества

Пока остальные регионы потуже затягивали пояса, на полуостров начиная с 2014 года деньги из федерального бюджета сыпались как из рога изобилия. И ежегодно эти вливания увеличивались на сотни миллиардов.

 

Показатели освоения средств в Крыму и Севастополе почти всегда были в районе 80–99%. Красивые цифры для отчетности у властей Крыма и Севастополя получались благодаря следующей схеме. В середине каждого года ФЦП корректировалась. Полуострову не только щедро добавляли еще несколько сотен миллиардов на развитие, но и переносили сроки окончания и начала строительства десятков объектов на другой год. Так, например, власти Севастополя в 2020-м отложили строительство объектов на сумму в 3,6 млрд руб., а в Республике Крым — на 12,8 млрд руб.

 

В итоге сумма, которую изначально было необходимо потратить на строительство, уменьшалась, а процент освоения средств значительно вырастал.

 

Вторая хитрость чиновников — щедрые авансы в конце года.

 

Например, в конце 2021 года власти Севастополя заключили крупных контрактов на суммы от 100 млн до 5 млрд рублей с выплатой аванса в размере от 50 до 90%. Ничего еще практически не сделано, а кассовое (то есть оплаченное) исполнение ФЦП уже превышает 10 млрд руб. И это если не брать в расчет более скромные контракты на сумму от 1 млн до 100 млн руб. Таким образом, если в середине осени процент освоения средств ФЦП иногда составлял от 5–20%, то к концу декабря происходил квантовый скачок и появлялись вполне успешные 80–90%.

 

А одновременно ширились все новые долгострои, срывались сроки сдачи объектов, менялись подрядчики.

 

Крымский общественник Александр Талипов в разговоре с «Новой» отметил, что смена ФЦП на госпрограмму — своеобразная оценка эффективности руководства полуострова, и она негативная. Это дополнительный инструмент контроля Москвы — от проектирования до ввода в эксплуатацию, уверен он. А также фильтр при выборе объектов наибольшей социальной значимости.

 

— Чтобы не было таких моментов, когда докладывают, что освоение ФЦП за год 99,3%, хотя есть объекты, которые даже не начали строить, либо они не введены в эксплуатацию, либо никогда не будут достроены, — поясняет Талипов. — В 2016 году в Старом Крыму проводили реконструкцию водовода, он до сих пор не введен в эксплуатацию и вряд ли когда-то будет введен.

 

Взятка, арест — романтика

Крупные федеральные дотации привели к регулярным хищениям бюджетных средств. Выбранные в спешке подрядчики не справлялись, а иногда вместе с чиновниками садились на скамью подсудимых. О самых крупных коррупционных скандалах «Новая газета» уже писала.

 

Все кураторы ФЦП в Республике Крым попадали под уголовные дела, прихватив с собой несколько министров:

 

в феврале 2017-го сотрудники ФСБ и СКР задержали вице-премьера республики Олега Казурина. Его обвинили в получении взятки в 27 млн рублей и приговорили к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы;

в октябре 2018-го был задержан преемник Казурина Виталий Нахлупин. Его обвиняют в получении взяток на 16 млн рублей;

24 сентября 2021 года силовики задержали третьего курировавшего ФЦП вице-премьера — Евгения Кабанова. Его подозревают в мошенничестве на 57,5 млн рублей при строительстве водовода.

Под каток уголовных дел, связанных с ФЦП, в Крыму за 8 лет попали десятки чиновников: министры, их замы, мэры… Взятки, подконтрольные крупным чиновникам фирмы, мошенничество, завышение сметы оборачиваются срывом сроков и некачественным исполнением многомиллиардных контрактов.

 

В Севастополе арестов чиновников меньше, чем в Крыму, но и они гремят на всю страну. Можно выделить топ-5 самых скандальных историй.

 

Строительство кольцевого газопровода в Севастополе за 460 млн руб. стартовало с 2017 года, но так и не закончилось, хотя пятую часть газопровода успели построить. На следующий год начались проблемы с подрядчиком, рабочие устроили забастовку из-за невыплаты зарплаты. В итоге стройка остановилась, а в 2019 году власти расторгли контракт. Губернатор Михаил Развожаев заявил, что проект некачественный, заказал новый проект и пообещал, что строительство начнется в конце 2020 года. Затем проект отложили на 2023 год.

 

Контракт за 6,7 млрд руб. на строительство очистных сооружений «Южные» заключили в конце декабря 2017 года без казначейского сопровождения и выдали аванс 2 млрд руб. Через две недели деньги пропали в лопнувшем банке, а подрядчик успел израсходовать более 700 млн руб. на цели, как предполагают следователи, не связанные со строительством. Контракт тоже расторгли, а глава департамента Михаил Тарасов и гендиректор компании-подрядчика «Биотехпрогресс» Денис Петров получили по семь лет колонии. Летом 2019 года из резервного фонда правительства России выделили недостающие 2 млрд руб. В сентябре 2020-го глава Севастополя Развожаев сообщил, что заключен новый контракт на 8,5 млрд руб. с ООО «Региональная строительная компания». Ей выдали авансом 4,25 млрд руб.

 

Правда, за полтора года единственное достижение нового подрядчика — фундамент административного здания. А пока «патриотическая столица России» по-прежнему сливает нечистоты в море.

 

Реконструкцию набережной им. Валентины Терешковой в Евпатории за 700 млн руб. начали в 2018 году. Компания «Каштак» выиграла тендер и получила транш на 500 млн. Подрядчик начал работы, но так и не завершил. Часть объектов была построена с нарушениями, а сумма необоснованных затрат, по мнению крымского казначейства, составила 240 миллионов рублей.

 

Завели уголовное дело, а подрядчик уехал в Украину. Крымские власти решили набережную «перепроектировать». Стоимость реконструкции увеличилась до 1,7 млрд руб. В очередной раз реконструкцию обещают возобновить уже в 2022 году.

 

Строительство театра кукол в центре Симферополя за 930 млн руб. началось в 2018 году и должно было завершиться в декабре 2019-го. Но в марте 2020 года Сергей Аксенов сообщил, что «у подрядчика возникли проблемы с деньгами». С ООО «Меандр» разорвали контракт, а руководство компании вскоре стало фигурантом уголовного дела. На месте театра — недострой. Именно он стал поводом для ареста министра культуры Крыма Арины Новосельской. Экс-чиновницу подозревают в получении взятки в 25 млн руб. от «Меандра».

 

В 2017 году был заключен контракт на реконструкцию Исторического бульвара в Севастополе стоимостью более 433 млн руб. Это одно из самых знаковых исторических мест города, там находится часть оборонительных сооружений времен Крымской войны 1853–1856 годов. Подрядчику ООО «Меандр» выплатили 60% аванса в размере 307 млн руб. Подрядчик нанял субподрядчика, который провел часть работ, а потом отказался выплачивать деньги. Реконструкция остановилась в 2018 году. Осенью 2020-го завершить стройку взялась московская компания ООО «Равелин» за 125 млн руб. Через полгода контракт был расторгнут, и подрядчик признал, что реализовать проект невозможно: техусловия неактуальны.

 

В октябре 2021 года был найден уже третий подрядчик — московская компании «Промстройсервис» с уставным капиталом 10 тысяч рублей, которая за 110 миллионов должна реконструировать только часть объектов, расположенных на бульваре.

 

И это только малая часть. Если не говорить сухим языком цифр и экономических показателей, то это потеря воды от 50 до 80% в дырявых трубах, которые еще не заменили, дефицит мест в школах, детских садах и больницах, нечистоты, которые сливаются в море, потому что до сих пор нет очистных, разбитые дороги, до которых у чиновников руки не дошли, недостроенная восьмая очередь трассы «Таврида» близ Севастополя, где образуются огромные пробки на пути в аэропорт… И десятки других объектов, которые так и не были построены в рамках ФЦП за 8 лет.

 

«В Госпрограмме, в отличие от ФЦП, нет предельного срока реализации, — отметил в разговоре с «Новой» экономический обозреватель Виктор Ядуха. К тому же раньше менять параметры программы приходилось на самом верху. Теперь для экономии времени и денег этот уровень снижен до вице-премьера Хуснуллина и замглавы Минэка Назарова. Если 50 объектов еще не начали строить, а 150 начали, но криво и на бумаге — легче будет отменить. Или совместить с коммерческой застройкой — не случайно курировать Крым назначен их лоббист Хуснуллин», — считает эксперт.

 

Это вполне укладывается в логику оптимизации госрасходов, поясняет Виктор Ядуха. «С 2014 года деньги в Крым вбухивали в расчете на государственно-частное партнерство, создали СЭЗ. Но перед новым годом Минэк подбил итоги и опустил прогноз по частным инвестициям на 25%: ну не идет бизнес в Крым. И не только из-за санкций — сколько уже стартапов там лопнуло из-за жадности и рейдерства».

 

— С этого года государство сокращает расходы на социалку, перекидывая ее на застройщиков. Но перекидывая формально: сколько они вложат в детсады и школы, нигде не прописано — пусть губернатор с ними торгуется, если сможет, — объясняет Виктор Ядуха. — В Севастополе не смог: там реновацию продавили и кучу земли под застройку отдали на 127 тысяч новых жильцов — а социалку и коммуникации строить будет город. Как во всех путинских реформах — это такая игра в наперстки, когда ты не понимаешь, под каким стаканчиком шарик.

 

novayagazeta.ru фото автора

448 просмотров