Кремлю дали по зубцам: Резиденцию Путина не спасли охрана ФСО и ЮНЕСКО

Одно из самых известных в мире архитектурных сооружений пострадало от урагана, а кто ещё может «залететь» в «святая святых»?

Ураганный ветер, обрушившийся на российскую столицу и ряд соседних регионов (МЧС, кстати, об этом предупреждало) не пощадил и Московский Кремль — в результате падения строительных лесов пострадали три зубца на его стенах, один из которых выбит полностью. Этакая щербинка появилась на одном из символов лица российской власти. Сам Кремль от ударов стихии особо не пострадал, но Красную площадь временно закрыли от посетителей — нечего смотреть на «беззубый рот».

 

Особенностью Кремля, помимо его 20 башен, 4 ворот и стен протяженностью в 2235 метров, являются и мерлоны — зубцы с бойницами, имеющие так называемые и хорошо узнаваемые «ласточкины хвосты». Всего зубцов по верху кремлёвской стены насчитывается 1045 штук, сейчас — минус один. В своём изначальном предназначении — укрытие для стрелка, они используются и сейчас — здесьобычно располагаются снайперы ФСО (Федеральная служба охраны) при проведении официальных мероприятий и военных парадов, там установлены и видеокамеры. На стены Кремля, в отличие от ряда исторических объектов на его территории, вход категорически закрыт, как утверждается, в целях безопасности для туристов.

 

Высота стен Кремля разная — от 6 до 19 метров, их толщина от 3,5 до 6,5 метра, зубцы-мерлоны имеют высоту и ширину два метра или чуть больше, толщина поменьше — около 70 сантиметров — хватает, чтобы скрыть защитника от пуль. Как военный оборонительный объект — крепость, Кремль давно утратил такое предназначение, впрочем, и сейчас взять его штурмом без использования ракет, артобстрела, бомбометания практически невозможно. Ну, это ещё нужно добраться неприятелю до «сердца России».

 

Немцам удалось в период с 22 июня 1941 по 29 марта 1942 года провести восемь бомбардировок Московского Кремля — было сброшено 15 фугасных, две осветительных, 151 зажигательных и одна наливная бомба (200-литровая бочка с нефтью). Это стало наиболее драматическим периодом истории Кремля.

 

Нынешнее разрушение зубцов на стенах Кремля, вроде как мелочь, вероятно, что за день-два мерлоны восстановят и архитектурный облик Кремля не пострадает. Не пострадали и люди — кирпичи и строительные леса ни на чью голову не упали, там посторонних и не бывает. Хотя фактик этот сам по себе неприятный — что-то недосмотрели, вовремя не приняли меры, что вызвало кривотолки разного рода, большей частью мифологического характера. «Плохой знак», — говорят предсказатели, намекая на «хозяина Кремля». Кирпич на голову Путину не упал — в своём главном кабинете в Кремле он в последнее время появляется крайне редко. Пандемия, самоизоляция — отвадили его от прогулок под стенами древнего Кремля.

 

Российский президент работает сейчас большей частью в других своих резиденциях, наиболее известные из которых «Горки-9» в Подмосковье (10 км от МКАД), «Бочаров ручей» в Сочи и «Долгие Бороды» на Валдае. Есть у Путина и московская прописка — на улице Академика Зелинского, дом 6 (престижный домик, несмотря на внешний неприметный вид, там раньше у него соседями были Алексей Кудрин и Анатолий Чубайс), но там он в последние годы не появляется.

 

К Кремлю у Путина особое отношение — реставрация зданий и храмов на этой территории при его правлении достигла особых размахов, но «родным домом» не стало. В Кремле Путин бывает наездами, хотя в его рабочем кабинете есть и апартаменты, позволяющие отдохнуть после напряженного трудового дня, чем он раньше и пользовался. Царь в Кремле — значит всё в порядке. Соответственно, и порядок здесь должен быть обеспечен на должном уровне. В том числе с безопасностью и охраной. Ну, и никаких нападений и посягательств на главный символ России быть не должно.

 

Последний раз Кремль, который в своем нынешнем виде был отстроен в 1495 году, брали штурмом юнкера в октябре 1917 года. Цитадель российской государственности с тех пор стоит непреступной для врагов, и его охрана находится под неусыпным оком Президентского полка и ФСО, в которую этот полк и входит. И, как могло бы показаться, защищают сейчас Кремль большей частью лишь от шаловливых ворон и непрерывно гадящих голубей, которым глубоко безразлично, где справлять свои естественные надобности.

 

Ворон гоняют специально обученные сокола-перепелятники, а самым грозным оружием в Кремле можно считать разве что 890-мм Царь-пушку, которая так ни разу и не выстрелила. Тем не менее, охрана Кремля представляет собой уникальную систему защиты от нападения, в том числе и с воздуха.

 

Зенитного ракетного комплекса С-400 на территории Кремля точно нет, равно как и танков и бронетранспортеров. Как фортификационное сооружение крепость в нынешнее время не имеет особой ценности, несмотря на высоту стен и их толщину, а вот как объект для террористической атаки вполне подходит.

 

К слову, Капитолий в Вашингтоне более уязвим для поражения и на него неоднократно готовились покушения. Кремль тоже не является образцовым примером защищенности. Вспомним полёт Матиаса Руста, который приземлился 28 мая 1987 года на Васильевском спуске у стен Кремля, памятна и история 2010 года, когда лихач на внедорожнике умудрился проехать в Александровский сад и заложить крутой вираж у Вечного огня Неизвестного солдата.

 

Случались и неоднократные попытки перебраться через кремлевские стены «альпинистами», которые собирались «поговорить с президентом». 22 января 1969 года младший лейтенант Виктор Ильин, переодевшись в чужую милицейскую форму, проник за ограждение оцепления у Боровицких ворот и открыл стрельбу из двух пистолетов, пытаясь убить генсека Леонида Брежнева.

 

— Охране Кремля во все времена придавалось особое значение, а его главные архитектурные тайны не открыты по сей день, — рассказывал советник директора ФСО, доктор исторических наук Сергей Девятов. — И дело здесь даже не в присутствии первых лиц государства, безопасностью которых занимаются специальные подразделения, Кремль, как сооружение, в том числе и историческое, защищается многими уровнями. Это — сердце Родины, символ страны, сопоставимый с такими атрибутами государственности как флаг и герб. Во всем мире именно московский Кремль ассоциируется с Россией. Естественно, что обеспечение его защищенности является одной из приоритетных задач ФСО. И, поверьте, занимается этим не только «человек с ружьем».

 

Кремль всегда находился под особой охраной. В 1849 году здесь появилась рота дворцовых гренадер, которых император Николай Первый командировал в Москву из Санкт-Петербурга. После революции 1917 года здесь расположились латышские стрелки, которых вскоре сменили «кремлевские курсанты» из школы красных командиров (ныне — Московское высшее общевойсковое командное училище, выпускники которого традиционно считают себя «кремлевцами»).

 

В последующем Кремль охранял батальон особого назначения, реорганизованный в полк, который сейчас именуется Президентским полком Федеральной службы охраны, чьи солдаты несут караульную службу на посту у могилы Неизвестного солдата. Охраняют они и мавзолей Ленина, считавшегося ранее «постом № 1», но уже не со стороны Красной площади, а внутри.

 

«За окном шел снег и рота красноармейцев», — так Владимир Путин мог бы оценить свою президентскую гвардию, если бы видел ее в глаза. Солдат Президентского полка он видит разве что на торжественных церемониях, глаза в Кремле бойцы ему не особо мозолят — проживают они на отдельной территории казарм Арсенала, там же расположен и плац, где солдаты совершенствуются в строевой подготовке. Это РПК (рота почетного караула), рота специального резерва и еще ряд подразделений.

 

Большая часть Президентского полка дислоцируется в Подмосковье (Купавна, Алабино, Завидово и пр.), там, в основном, учат не маршировать, а заниматься боевой подготовкой, «стрелять как ковбой и бегать как его лошадь». Там даже есть танки, но на выручку Кремлю скорее пойдут не они, а части Таманской и Кантемировской дивизий и десантники из Рязани и Тулы. Но и они не являются основными защитниками Кремля — это прерогатива спецподразделений ФСО

 

Наблюдательные фотографы и операторы не раз ловили в объектив снайперов, засевших между зубцами стен Кремля во время официальных мероприятий на Красной площади или Александровском саду. Впрочем, если проявить терпение и понаблюдать за кремлевскими башнями, то и в будний день там нет-нет, да и блеснет оптический прицел снайперской винтовки или бинокля.

 

Ближние подступы контролируют именно спецы из ФСО, которые просматривают всю окрестную территорию и готовы отреагировать на любое проявление признаков агрессии. Помимо «пиджаков», сотрудников службы в штатском, там есть и хорошо подготовленные офицеры без опыта оперативной работы, но в совершенстве владеющие оружием ближнего и дальнего боя, химики, радиометристы, зенитчики и профессионалы радиоэлектронной борьбы.

 

Неслучайно в ФСО с готовностью берут лучших выпускников пограничных институтов, общевойсковых училищ (в первую очередь МосВОКУ), спецфакультетов разных профильных направленностей, с обязательной отменной физической подготовкой. На парадах вы их точно не увидите.

 

Ещё одна из серьезных тем в обеспечении безопасности Кремля — использование средств навигации, особенно в формате GPS. Вероятно, что таким образом блокируются сигналы управления для дронов, которые могут залететь к Большому Кремлевскому дворцу. Москвичи уже не раз жаловались на сбои в работе своих навигаторов, которые вместо, например, Кремлевской набережной или Моховой улицы отправляли их в… аэропорт «Внуково».

 

Понятно, что вероятные удары с воздуха, в том числе с применением баллистических ракет, предполагается блокировать силами и средствами ПВО и ВКС, входящими в так называемое «противовоздушное кольцо Москвы». Однако можно ведь и «пропустить ворону» — запущенный откуда-то поблизости малый беспилотник. От той же Варварки до Кремля — рукой подать, да и стрелять из ПЗРК в центре столицы в мирное время как-то неловко.

 

svpressa.ru фото автора

2 214 просмотров