Вперёд, к эпохе берсеркеров?

Мир сейчас обсуждает и пытается осмыслить новость о норвежском террористе-убийце нового типа, вооружённом не автоматом Калашникова и не каким-нибудь фантастическим новомодным лазерным оружием, а… луком со стрелами. И не может пока её переварить. Ну, ладно, про то, что в мире «конца истории», то есть победившего буржуазного строя, регулярные «колумбайны» и прочие спонтанные массовые убийства абсолютно неизбежны, поскольку «человек человеку волк», это марксисты давно уже твердят. Но почему лук и стрелы? И это террорист XXI века?.. Как это понять?..

 

А по-моему, тут и понимать нечего, всё ясно. Но чтобы объяснить это, придётся начать немного издалека. Ведь мир начал проваливаться в прошлое не со вчерашнего дня, а около полувека назад. Примерно тогда, когда в 1973 году умница Шурик, герой фильма Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», конструировал на экране свою машину времени, в мире заработала настоящая, невидимая, Машина Времени. И начался постепенный и поначалу незаметный откат планеты в прошлое.

 

Вначале в Чили была с образцовой беспощадностью задавлена генералом Пиночетом вполне мирная и демократическая, в самом передовом и гуманном современном духе, революция – с Киберсином и прочими придумками из будущего. Потом «Железная Леди» с берегов туманного Альбиона недрогнувшей рукой отобрала у школьников бесплатное молоко, казавшееся прочным завоеванием времени. Потом на Потомаке президентом стал её единомышленник, бывший киноактёр – и войсками задавил революцию на крохотном островке у берегов Нового Света, Гренаде, показав, что и так тоже можно. Ещё примерно тогда же в Иране победили какие-то допотопные аятоллы – и ввели законы шестого века нашей эры, а красных революционеров рассовали по застенкам или на тот свет. А дальше пошло, пошло, пошло…

 

Под песнопения про хруст французской булки рухнул Советский Союз. Рухнул и социализм в Европе. Король Нидерландов триумфально объявил о конце «государства всеобщего благополучия». На Ближнем Востоке появилось какое-то совсем уж фантастическое по допотопности государство чёрных знамён, которое возвращало шестой век не так поверхностно, как иранские аятоллы, спустя рукава, а на полном серьёзе, скрупулёзно, с работорговлей, сжиганием людей заживо и прочим любовно подобранным букетом казней. Что-то нам принесёт ещё завтрашний день?..

 

И на этом фоне удивляться луку и стрелам? Помилуйте… Удивляться можно только тому, что они не пошли в ход раньше. Архаизация мышления порождает и архаизацию поведения, так сказать, происходит обратное влияние надстройки на базис. И это, пожалуй, даже неплохо, ведь убийца с луком и стрелами и каменным топором, пожалуй, предпочтительнее такого же, вооружённого атомной бомбой… Главное, чтобы бомба вдруг не оказалась в руках людей с мышлением уровня каменного века…

 

А в литературе всё происходящее с нами было предсказано и описано давным-давно.

 

Это отрывок из романа американского писателя-фантаста Роберта Шекли (1928–2005) «Корпорация Бессмертие» (1958):

 

«Посреди заполненного людьми тротуара остановился мужчина. Он глупо хихикал, и прохожие стали обходить его. Блейну показалось, что мужчине было за пятьдесят, на нем был деловой твидовый костюм, очки, и ему не мешало бы похудеть. В руке он держал портфель и был похож на десятки миллионов деловых людей.

 

Внезапно он перестал смеяться, раскрыл портфель и достал оттуда два длинных, слегка изогнутых кинжала, затем отбросил в сторону пустой портфель и очки.

 

– Берсеркер! – послышался чей-то крик.

 

Мужчина бросился в толпу, размахивая сверкающими кинжалами. Люди закричали и стали в панике разбегаться.

 

– Берсеркер, берсеркер!

 

– Вызовите полицию!

 

– Берегитесь, берсеркер!

 

Один из прохожих упал на тротуар, зажимая рукой рану на плече и ругаясь. Лицо берсеркера стало огненно-красным, изо рта брызгала слюна. Он пробирался все дальше в толпу, и люди сбивали друг друга с ног, пытаясь убежать. Пронзительно крикнула упавшая женщина; пакеты, которые она держала в руках, рассыпались по тротуару.

 

Берсеркер попытался ударить ее кинжалом, зажатым в левой руке, но промахнулся и рванулся дальше в толпу.

 

Появились одетые в синюю форму полицейские – их было шесть или восемь, – они были вооружены.

 

– Всем лечь! – раздался властный голос. – На тротуар! Всем лечь!

 

Движение остановилось. Прохожие вокруг берсеркера бросились на тротуар. На той стороне улицы, где стоял Блейн, люди тоже поспешно ложились.

 

Веснушчатая девочка лет двенадцати потянула Блейна за рукав.

 

– Ложитесь и вы, мистер! Вас может задеть луч!

 

Блейн опустился на асфальт рядом с ней. Берсеркер повернулся и побежал к полицейским, испуская пронзительные вопли и размахивая кинжалами.

 

Трое полицейских одновременно открыли огонь. Бледно-желтые лучи вырвались из пистолетов и, попав в берсеркера, окрасились в красный цвет. Он вскрикнул, когда одежда на нём задымилась, повернулся и попытался убежать.

 

Жёлтый луч попал прямо ему в спину. Берсеркер швырнул кинжалы в полицейских и упал.

 

Вертолёт «скорой помощи» опустился на мостовую с вращающимся винтом, в него погрузили труп берсеркера, раненых прохожих, и он тут же улетел. Полицейские принялись разгонять толпу, собравшуюся посмотреть на происшедшее.

 

– Расходитесь, расходитесь, спектакль закончен. Все по домам!

 

Толпа начала расходиться. Блейн встал и отряхнулся.

 

– Что случилось? – спросил он.

 

– Вот глупый, это же был берсеркер, – объяснила веснушчатая девочка. – Разве не видел?

 

– Видел. А что, здесь много таких?

 

Девочка с гордостью кивнула.

 

– В Нью-Йорке берсеркеров больше, чем в любом другом городе мира, кроме Манилы, – там их называют амоками. Но это одно и то же. У нас появляется примерно пятьдесят берсеркеров в год.

 

– Больше, – вмешался какой-то мужчина. – Семьдесят, даже восемьдесят в год. Но этот не слишком-то расторопный.

 

Вокруг Блейна и девочки собралась группа любопытных. Началось обсуждение происшедшего. Блейн подумал, что в двадцатом веке так обсуждали автомобильные аварии.

 

– Сколько человек пострадало?

 

– Всего пять, и, по-моему, он никого не убил.

 

– Он не слишком и старался, – сказала пожилая женщина. – Когда я была девчонкой, остановить таких удавалось не сразу. Да, в наше время были настоящие берсеркеры».

 

Действие повести Шекли происходит в 2110 году, пожилая женщина «была девчонкой» лет за 50 до этого, то есть в середине XXI века. Вот на какое время пришёлся, по Шекли, расцвет берсеркеров. Что ж, подождём эпохи расцвета берсеркеров в середине текущего века. Если доживём, конечно… 🙂

 

Майсурян Александр фото автора

909 просмотров