У власти есть более серьезная проблема, чем оппозиционные депутаты и политики — это оппозиционный народ

Проблема власти не в том насколько оппозиционны по отношению к ней официальные думские политики. Их всех или почти всех Кремль может в той или иной мере контролировать. В крайнем случае в будущей Думе речь будет идти о 2-3 депутатах, имеющих самостоятельную позицию. Что может показаться серьезной проблемой только для такого control freak, как Сергей Киреенко, который считает, что он должен контролировать абсолютно всё на сто процентов, иначе зачем вообще нужна власть? Кстати, невозможность достичь этой цели в реальном мире приводит его и ему подобных к постоянному ощущению фрустрации и провоцирует на совершенно излишние и неадекватные действия вроде отстранения от выборов безобиднейшего и милейшего Павла Грудинина.

 

Но у власти есть куда более серьезная проблема, чем оппозиционные депутаты и политики. Это оппозиционный народ. Не знаю, под какими веществами Владислав Сурков придумал свой «глубинный народ», но, как назло, именно этот призрак сейчас грозит материализоваться самым угрожающим образом. Масса россиян совершенно аполитична, не разбирается в партиях и не помнит даже имен «своих» депутатов, а из политиков высшего ранга с трудом вспоминает только имя Путина, который из символа национальной гордости превращается в воплощение национального позора. Главная эмоция, которая владеет миллионами людей, — обида и раздражение.

 

К счастью для власти, эта огромная масса людей скорее всего не пойдет голосовать, но тут, как и у Пушкина, безмолвие народа оказывается зловещим предзнаменованием. В любом случае, такие выборы не могут выполнить той единственной функции, ради которой у нас в стране они вообще проводятся — легитимации власти. В 2016-2018 годах главной проблемой власти на выборах была низкая явка (что в тех условиях делало осмысленной агитацию за бойкот). Но сейчас даже на фоне крайне низкой явки протестное голосование становится определяющим (если не единственным) фактором, мотивирующим избирателей вообще идти к урнам. А потому у власти остается только один выход — массовая фальсификация. Причем в таких масштабах, что скрыть её невозможно.

 

В этом смысле надо понимать и все последние инициативы власти. Если вы думаете, будто власть настолько наивна, что надеется жалкими подачками вроде обещания в будущем раздать пенсионерам по 10 тысяч рублей, она сможет переломить процессы в общественном мнении, вы ошибаетесь. Если бы об этом кто-то заботился всерьез, пришлось бы прибегнуть к несравненно более масштабным мерам. Нет, задача Кремля гораздо скромнее: найти объяснения для заранее нарисованного результата, оказывающегося в разительном контрасте с реальным настроением общества.

 

После того, как «Единая Россия» объявит о своём беспрецедентном триумфе, недоуменной публике будет объявлено, что это чудо свершилось благодаря вмешательству Путина, пообещавшего помочь пенсионерам. Поверят в это граждане или нет — вопрос другой. И ответ на него зависит в первую очередь от масштабов протестного голосования.

 

Борис Кагарлицкий

756 просмотров