Кремль сдаст Курилы японскому бизнесу

Мишустин на острове Итуруп пообещал «самураям» таможенные и налоговые послабления

На Курильских островах может быть создана особая экономическая зона для привлечения японского бизнеса. Об этом премьер Михаил Мишустин рассказал 26 июля во время своего визита на остров Итуруп. Зачем японский бизнес нужен на оспариваемых Токио российских островах — малопонятно.

 

По словам Мишустина, в правительстве обсуждается возможность введения на Курилах свободной таможенной территории. Это нужно для импорта необходимого предприятиям (которые там, вероятно, появятся) оборудования и других товаров.

 

Также инвесторов в островную экономику предлагают освободить от уплаты НДС, налога на прибыль, имущество, землю и транспортные средства. А вот налог физических лиц для островитян как был, так и останется.

 

Кроме того, в регионе будет сохранена пониженная ставка страховых взносов. Сейчас она составляет 7,6%, поскольку острова — территория опережающего развития. При этом превращать Курилы «в офшор как в 1990-е» (хотя там его и не было) правительство не собирается.

 

«Это будет интересно <…> для той же Японии, которая в случае заинтересованности сможет создать рабочие места и поработать с вами… для всех, кто работает здесь и кто хотел бы здесь работать, включая наших западных инвесторов и партнеров из других стран», — цитируют премьера СМИ.

 

Мишустин пообещал доложить о мерах развития президенту по возвращении в Москву. Именно Путин недавно благословил главу правительство посетить Курилы, намекнув на «абсолютно уникальный, беспрецедентный характер» предлагаемых региону экономических идей. Заинтриговал.

 

Однако масштабные бизнес-планы Кремля, судя по всему, не очень впечатлили японскую сторону. Токио немедленно выразил протест в связи с визитом Мишустина. Правда, российский посол Михаил Галузин в своем Фейсбуке его отклонил.

 

Тему российско-японского сотрудничества педалирует в основном Москва. Так же, как и тему необходимости заключения мирного договора между двумя странами. Токио же прямо и без обиняков увязывает это с передачей четырех Курильских островов Японии. Москва пока сопротивляется.

 

Сопротивляться Кремлю помогает принятая год назад поправка в Конституцию РФ, прямо запрещающая отчуждение части российской территории. Однако, снятый было вопрос вновь возник после того, как Владимир Путин опять заговорил о заинтересованности Москвы в мирном договоре.

 

В Токио, видимо, рассуждают просто. Раз вам, русским, от нас что-то нужно (мирный договор) будьте добры, заплатите нам за него островами. Тем более там помнят, как Москва ради «дружбы» передавала соседям куски своих морских акваторий и острова на Амуре.

 

«Проблему северных территорий можно решить только при президентстве Путина. Если это упустить, то в будущем решения не будет», — уверен депутат японского парламента Мунэо Судзуки. Резонно, ведь для этого придется пойти против большинства россиян, а значит нужен сильный, даже авторитарный лидер.

 

Видимо, пытаясь разрешить эту неразрешимую задачу, президент РФ и предлагает все новые и новые формы ведения бизнеса на Курилах. Прошлое ответственного за внешнеэкономические связи мэрии Петербурга превалирует в нем над непреходящими политическими задачами настоящего?

 

Особенности текущего момента «СП» объяснил эксперт Общества «Россия-Япония» Олег Казаков.

 

— Японский бизнес, конечно, интернациональный. Ему интересно везде наводить мосты. Какой-то их бизнес в России работает. В Москве есть бизнес-клуб, где собираются японские руководители, обсуждают свои вопросы. Поэтому с точки зрения бизнеса любая территория может представлять определенный интерес. Японские бизнесмены часто предлагают российской стороне сделать то или это, чтобы отношения развивались лучше.

 

Все-таки политическими указаниями, директивами такие вещи не делаются. Нужен комплекс мер. Должна быть хорошая и политическая, и бизнес-атмосфера. Нужна стабильность законодательства. Плюс они хотят государственных гарантий. Раньше они были, но потом все отменили. Им это не нравится. Правоохранители наши не всегда работают как надо. В 1990-е годы бандиты часто захватывали японский бизнес, и все об этом помнят.

 

Да и наши бизнесмены, возможно связанные с чиновниками, не очень-то торопятся отдавать японцам хорошие куски. Им выгодно самим этим заниматься. Зачем им чужие? Кроме того, японцы почти не используют коррупционные схемы в отличии от российской практики. Все эти проблемы тормозят экономическое сотрудничество. Если Россия хочет привлекать японский капитал, в том числе на Дальнем Востоке, их придется решить.

 

«СП»: — Москва, предлагая экономическое сотрудничество, которое Токио, кажется, совсем не нужно, выглядит странно. Япония немедленно предприняла дипломатический демарш, возмутившись Мишустиным на Курилах. И как в такой обстановке торговать?

 

— Негативные высказывания японцев по поводу приезда руководителей России на Курилы — традиционная фигура речи. Они всегда это делают. Когда наши войска там проводят учения или когда наши пограничники ловят на российской территории японские рыболовные суда, они выражают недовольство этим.

 

«СП»: — Это же не просто так — у Японии к нам есть территориальные претензии…

 

— Россия их не признает, но проблема реально, по факту, существует. Ее надо как-то решать, купировать, чтобы она не мешала развитию других отношений. Нужно продолжать вовлекать японскую сторону в совместные бизнес-проекты, гуманитарные проекты и при этом вести переговоры о мирном договоре, отстаивая при этом свои интересы. Думаю, такая кропотливая нудная работа в конце концов приведет к позитивным сдвигам.

 

«СП»: — А зачем России, победившей Японию в войне, непременно нужен мирный договор? Жили 70 лет без него и еще проживем. Президент постоянно о нем говорит, а в Японии делают вывод, что можно опять поторговаться за острова…

 

— Мирный договор — это документ, который бы формально подвел итог Второй мировой войны. В 1956 году СССР и Японией была подписана совместная декларация, где в 9-м пункте сказано, что обе стороны будут стремиться к заключению мирного договора. К сожалению, с этой формальной бумагой связаны территориальные претензии Японии. Токио использует отсутствие договора как механизм для попытки вернуть часть территории.

 

Российская же сторона предлагала другой договор, который на будет называться «мирный». Это договор о широкомасштабном сотрудничестве. Но Япония от этого отказывается. Именно поэтому у нашей стороны и, кажется, у Владимира Путина лично есть понимание, что диалог надо продолжать. Но пока по территориальному вопросу не будет найден какой-то компромисс, ничего не сдвинется с места.

 

Еще один нюанс — из-за сближения Японии с США передача островов чревата тем, что там могут появиться иностранные военные базы, на что Россия никогда не пойдет. Если уж и будет заключен какой-то договор, это должен быть некий пакетный документ, где будет указано, что даже если Россия и вернет Токио четыре острова, эта зона должна быть демилитаризована. Но Япония не готова и к этому.

 

«СП»: — То есть вы допускаете некий размен интересов при определенных условиях? Но у нас ведь принята поправка в Конституцию, запрещающая отчуждать территорию…

 

— Поскольку переговоры с Японией ведутся давно, а поправку ввели недавно, то этот вопрос, думаю, будет решаться так, как его до сих пор пытались решить. А поправка в большей степени направлена на решение проблем с другими территориями.

 

«СП»: — Какова сейчас внутрияпонская ситуация с точки зрения российско-японских отношений?

 

— Не очень благоприятная, потому что в течение некоторого времени диалог на высшем уровне был прерван из-за пандемии. Кроме того, бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ ушел, на его место пришел Есихидэ Суга, который уверял, что он будет продолжать политику Абэ, но на самом деле немного сменил акценты и больше внимания стал уделять выстраиванию отношений с США и Европой против Китая. У него нет личного мотива для развития отношений с Россией, как у Абэ.

 

Япония сейчас в сложном положении. Она проводит Олимпиаду, которая из-за коронавируса идет очень тяжело. В самой Японии выражается резкое недовольство тем, что премьер Суга принял решение проводить соревнования. Там много несогласных с этим. Возможно, Суга сейчас пытается подключить ура-патриотический электорат Японии — критиков действий российской стороны.

 

Но Суга скоро будет переизбираться и не исключено, что он уйдет вместе со своим кабинетом и этот год останется временем нереализованных надежд. В российско-японских отношениях такое бывает часто. Стороны к чему-то стремятся, делают позитивные шаги, но потом что-то случается и происходит откат. Думаю, и сейчас происходит то же самое. Но это не критично. Обе стороны заинтересованы в нормальных отношениях.

 

svpressa.ru

Фото: silavetra.com

601 просмотров