У нас больше нет царя!

9 января 1905 года в Санкт-Петербурге произошли трагические события, вошедшие в историю под названием Кровавое воскресение и послужившие началом Первой русской революции.

 

В декабре 1904 года на Путиловском заводе были уволены четверо рабочих. Они являлись членами легальной организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих», которой при поддержке властей руководил священник Георгий Гапон. Представители «Собрания», куда рабочие обратились с жалобой, потребовали от администрации завода восстановить уволенных, но требования выполнены не были.

3 января на Путиловском началась забастовка, ее поддержали рабочие других заводов. К 10 января остановили работу все предприятия города.

Однако, уже 5 января Гапон убедился, что ни заводчики — фабриканты, ни правительство на уступки не пойдут. Не видя иного выхода, Гапон решил обратиться с петицией к царю. Он призвал людей явиться 9 января, в воскресенье, с жёнами и детьми к Зимнему дворцу и «всем миром» предъявить царю-батюшке петицию о своих нуждах. Текст просьбы был составлен самим Гапоном.

Узнав о предстоящем шествии, большевики призвали отказаться от манифестации, предупреждая, что эта затея может закончиться катастрофой.

Петербургским комитетом РСДРПб была издана прокламация «Ко всем петербургским рабочим», в которой говорилось, что обращаться к царю бессмысленно. «Не просить царя и даже не требовать от него, не унижаться пред нашим заклятым врагом, а сбросить его с престола и выгнать вместе с ним всю самодержавную шайку — только таким путём можно завоевать свободу. Такой дешевой ценой, как одна петиция, хотя бы и поданная попом от имени рабочих, свободу не покупают. Свобода покупается кровью, завоевывается с оружием в руках, в жестоких боях». Также принимается решение участвовать в шествии, а в случае столкновения с войсками придать событиям революционный оборот.

Между тем, накануне произошло событие, испугавшее царя и правительство. 6 января на реке Неве одним из артиллерийских орудий был произведён выстрел в направлении царской палатки. Орудие, предназначенное для учебной стрельбы, оказалось заряженным боевым снарядом, он разорвался недалеко от царской палатки. Никто не погиб, был ранен городовой по фамилии Романов. Расследование показало несчастный случай, но Николай II спешно покинул город и уехал в Царское Село.

На следующий день царю был доставлен экземпляр петиции. Ознакомившись, он не пожелал вернуться в город. Что мешало царю, который отвечает за страну, находиться в столице под усиленной охраной и принимать решения? Равносильно, если бы при обороне Москвы в 1941 году Сталин уехал и даже не интересовался, что происходит на фронте. Такое даже представить невозможно! Но Николай II думал только о себе и семье, а не о стране. В важный исторический момент он просто самоустранился!

В результате принимается решение ввести войска. Город был разделён на районы, в каждый из которых назначался отряд войск из пеших и конных частей, местных полицейских, приставов с младшими офицерами, околоточными надзирателями и отрядами городовых. В ночь на 9 января город представлял собой огромный военный лагерь. По всем улицам были расположены воинские части, горели костры и дымились походные кухни. Все мосты через Неву были заняты войсками, а по улицам разъезжали конные отряды.

Рано утром собравшиеся в различных районах Петербурга многолюдные колонны двинулись к Дворцовой площади. Их общая численность доходила до 140 тысяч человек. Для придания шествию мирного характера рабочими были взяты кресты, иконы и портреты императора. Первые ряды шли взявшись за руки, с обнажёнными головами и пением «Спаси, Господи, люди Твоя». Сзади несли транспарант с надписью «Солдаты! Не стреляйте в народ!».

Около 11.30 утра процессия, которую возглавлял Гапон, подошла к Нарвским триумфальным воротам. Там её ожидали войска. При приближении шествия от войска отделился отряд конно-гренадер и, обнажив шашки, во весь опор бросился на людей. Толпа раздалась в стороны, послышались крики и стоны раненых. По данным военного рапорта, трое солдат получили удары палками, а одному был нанесён удар крестом. В это время по людям было произведёно несколько ружейных залпов. Первые ряды повалились на землю, задние обратились в бегство, оставляя на снегу убитых и раненых. Выстрелами в числе прочих был убит старик, нёсший царский портрет. Оставшиеся в живых сползали на лёд речки Таракановки и уходили по льду. Гапон был легко ранен, но спасен.

Такие же события повторились и в других районах Петербурга. Безоружных людей встречали войска и начинали стрелять, колонны прорезала конница, рубя и сшибая людей. Рабочие разбегались, помогая раненым и подбирая убитых, а вдогонку убегающим посылались отряды, которые рубили шашками и топтали конями тех, кто не успел спрятаться.

На Дворцовой площади напротив Зимнего дворца к 2 часам дня собралось несколько тысяч человек. Вся Дворцовая площадь была заполнена военными, по ней разъезжали конные отряды, а солдаты выкатили пушки. Кроме рабочих, здесь было много случайной публики. День был выходной, и жители Петербурга отправились к дворцу посмотреть, как царь выйдет к народу принять челобитную. Но вместо царя людей встретили конные и пешие отряды, пушечные выстрелы.

В городе спонтанно образовалось несколько митингов, звучали призывы «Долой самодержавие!», большевики пытались агитировать солдат, обращаясь к ним с революционной речью, а также призывали людей вооружаться и строить баррикады. По воспоминаниям рабочих несколько агитаторов-революционеров было поднято на штыки.

18 января В. И. Ленин в своей статье «Начало революции в России», призвал к немедленному низвержению правительства: «Пролетариат был доведен до восстания правительством. Тысячи убитых и раненых — таковы итоги кровавого воскресенья. Войско победило безоружных рабочих, женщин и детей, одолело неприятеля, расстреливая лежавших на земле рабочих».

До настоящего времени неизвестно количество жертв Кровавого воскресенья. По официальным данным, всего 9 января в больницы Петербурга было доставлено 96 убитых и 333 раненых, из которых в дальнейшем умерло ещё 34 человека. Эти цифры приведены в докладе министра внутренних дел, предназначенного для Николая II.

Однако официальные цифры с самого начала были поставлены под сомнение. Ленин в статье «Революционные дни» со ссылкой на иностранные газеты писал о 4600 убитых и раненых.

События Кровавого воскресенья явились страшным ударом по самодержавию в России. После 9 января стал открыто провозглашаться лозунг «Долой самодержавие!». Кроме того, кровавый разгон мирной демонстрации вызвал взрыв возмущения не только в российском обществе но и во всём мире и послужил толчком к началу Первой русской революции.

 

Пресс-служба ХРО КПРФ

376 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code