У каждой аварии есть свое имя, фамилия и должность. Кто ответит за развал здравоохранения Хакасии?

В 2010 году в России началась  реформа здравоохранения. Был принят закон об обязательном медицинском страховании. Идея зародилась в недрах правительства и была одобрена партией власти «Единая Россия», отвечала за нее Татьяна Голикова – бывший министр здравоохранения. Сейчас она занимает должность вице-премьера и возглавляет оперативный штаб по борьбе с коронавирусом.

Планировалось оптимизировать расходы за счёт закрытия неэффективных больниц и повысить зарплаты медработникам. Это привело к тому, что начались массовые сокращения медицинских работников и медучреждений.

Согласно статистическим данным, в Хакасии в 2000 году было 68 больниц, 6336 больничных коек. В 2017 в нашей республике осталось 26 медучреждений, 3855 больничных коек.

Значительно сократилась численность врачей, а также среднего медперсонала. В результате выросла смертность.

Больше всего оптимизация ударила по сельской, районной медицине. О больницах Хакасии, выстроенных в годы советской власти и уничтоженных в ходе оптимизации, многие жители вспоминают со слезами на глазах.

Так, на территории Ширинского района было закрыто несколько крупных поселковых больниц, лишились работы опытные врачи, которые знали буквально каждого жителя своего района и его «болячки». Теперь люди вынуждены ездить в районную больницу, где прием ведут совсем юные медработники, большие очереди и прочие прелести реформы.

В Бограде за ненадобностью закрыт родильный дом, хочешь – рожай дома или иди к бабке-повитухе, а хочешь – добирайся до Черногорска самостоятельно (это во время схваток и родов!) — никого не волнует. «Оптимизированы» большая часть инфекционных отделений Хакасии. Но шок вызывает даже не закрытие инфекционного отделения в Таштыпе, а то, во что превратилось некогда мощное, а теперь гибнущее здание – ржавые ворота, выбитые окна, территория, заросшая бурьяном. Это – памятник убийству медицины!

Чиновники 10 лет задавали циничный вопрос: «Для чего нам полупустые больницы?» вот и сокращали, и закрывали. Расходы бюджета на здравоохранение также снижались, а нагрузки врачей возрастали. Медицина умирала не только в Хакасии, но и по всей стране.

И вот год назад президент понял, что оптимизация потерпела полный провал, медицину нужно спасать. Новый путь спасения – модернизация.

К чему бы это привело – неизвестно, но тут грянул коронавирус!

Эта страшная болезнь показала, что недобитая оптимизаторами и модернизаторами медицина нам еще нужна.

И как всегда, возникло два вопроса: кто виноват и что делать?

Между тем, известные в Хакасии политики, члены партии «Единая Россия», например Светлана Могилина, Денис Кабанов даже людское горе превращают в пиар. Беду используют для рекламы себя любимых.

«Только под ногами мешаются. Мы отвечаем и за больного, и за этих туристов» — мнение одного из работников Абаканской Скорой, которому «повезло» работать в присутствии депутатов – единороссов, решивших, что они волонтеры. Любят фотографироваться в машинах «Скорой помощи», фотки потом ради пиара выкладывают в соцсети.

Но именно они «приложили руку» к развалу медицины Хакасии, они последние 10 лет проводили эксперимент под названием оптимизация медицины, они кричали: «одобрямс» и рукоплескали программе оптимизации. А теперь, как всегда, ищут, кого бы назначить виноватым.

Когда с одобрения местных единороссов уничтожали здравоохранение Хакасии, только КПРФ выступала против оптимизации.

Так, в 2016 году коммунисты в знак протеста вышли на пикет к зданию усть-абаканской районной поликлиники. В поликлинике прошла кадровая чистка, больных при этом меньше не стало. Все «подарки» оптимизации вылились в падающее качество медицинских услуг. У врачей и медсестер исчез стимул к нормальной работе из-за гонки за прибылью и показателями.

«Медикам здесь очень тяжело приходится, народа много, талонов не взять практически, заказываешь, ждешь недели две, чтобы попасть к какому-то специалисту, а если человеку внезапно стало плохо? Принимают, конечно, но врачи в тяжелом положении – зарплаты низкие, нагрузки огромные. 10 минут всего на прием пациента выделяется, разве терапевт может успеть измерить давление, выслушать жалобы, за такое малое время?

Всего один окулист на весь район. Она принимает полностью: больных, подростков, детей, призывников, проводит диспансеризацию. Нагрузка – сумасшедшая. Ставка второго окулиста даже не рассматривается, поэтому около кабинета офтальмолога чуть ли не битвы возникают в очередях», — так говорила Надежда Бабкина, жительница Усть-Абакана, — Дошло до того, что на 2 этажа в поликлинике на разрыв трудится лишь одна медсестра, сокращают даже санитарок, которые и так получают копейки».

И такое положение существовало и существует по всей Хакасии.

В 2015 году коммунисты протестовали против закрытия районной больницы и роддома в Бограде.

Тогда общими усилиями КПРФ Хакасии, медработников и местных жителей «районку» удалось отстоять. Но власти прикончили неугодную больницу по-другому, через ампутацию коллектива медучреждения.

Как говорил нарком транспорта Лазарь Каганович: «У каждой аварии есть свое имя, фамилия и должность». Хотелось бы спросить у господ – единороссов, в том числе Могилиной, – назовите имена и фамилии тех, кто в течение 10 лет уничтожал медицину Хакасии. Кто 10 лет назад был автором пресловутой оптимизации, готовил документы и воплощал все это в жизнь, точнее в смерть здравоохранения?  КТО В ЭТОМ ВИНОВАТ?

 

Пресс-служба ХРО КПРФ

854 просмотров