ИЗ РОССИИ  УЕЗЖАЕТ БУДУЩЕЕ? А ОНО ЕСТЬ У НАС?

Волны эмиграции не только не стихают, но и обещают усилиться: молодые, вступающие в жизнь граждане не хотят провести ее в РФ.

Последние опросы выявляют рост эмигрантских настроений у молодежи: доля желающих покинуть Россию среди людей до 24 лет превысила 40%. И пока многие только мечтают об этом, самые опасливые и консервативные члены общества уже уехали: Пенсионный фонд рассказал о резком росте числа пожилых людей, которые получают пенсию за границей. Действительно ли российская молодежь готова уехать, и почему ей не хочется жить на родине?

Владислав Жуковский, экономический эксперт:

«Идет массовая эмиграция из России всех категорий граждан, которые могут себе это позволить. Бежит за рубеж, прежде всего, экономически активное население: люди в трудоспособном возрасте, от 30 до 45 лет. Это те люди, у которых есть профессиональные навыки, опыт работы, которые понимают, что они заслуживают в разы более высокую зарплату, а не ту, которую предлагают сегодня в России. Они устали от кризиса, нищеты, неопределенности.

Уезжают представители малого и среднего бизнеса, уставшие от постоянных поборов, силового рейдерства. Убегает из России молодежь, поколение тех, кому сегодня от 18 до 25 лет. Это и студенты университетов, и выпускники, и те, кто уже поработал три-четыре года. То есть те, кто понимают, что им вообще ничего не светит, что они попали в болото. Они видят, что в стране затяжной системный кризис, пять лет падают реальные располагаемые доходы, идет массовая утечка умов и капиталов за рубеж. Они понимают, что социальные лифты разрушены, что везде круговая порука, кумовство. Они видят, по какому принципу принимаются кадровые решения и ротации. Видят, что у нас самые „талантливые“ предприниматели — это дети чиновников, что во главе госбанков, госкорпораций, крупных коммерческих структур, аффилированных с государством — везде сплошь и рядом фамилии высокопоставленных чиновников, депутатов, министров. Они понимают, что им отсюда надо эвакуироваться, чтобы вырваться из этого порочного круга и обеспечить себе карьерный рост, тот уровень жизни, которого они заслуживают.

„Экономике трубы“ не нужны интеллект и человеческий капитал. И это очень страшно, когда уезжают студенты и молодые ученые, которые понимают, что в России никому не нужны их профессионализм, знания и открытия. Это обескровливает экономику, лишает ее потенциала роста.

Есть еще категория тех, кому сейчас 50-55 лет. Это люди предпенсионного возраста. Они сумели пережить лихие, голодные 90-е годы, смогли сформировать себе некую экономическую базу благополучия в „нулевые“ годы и окончательно разочаровались в том векторе, в котором развивается, точнее, деградирует Россия в последние десятилетия.

Люди бегут, и даже российских пенсионеров становится за границей все больше. Кто-то пытается воссоединиться с родственниками за рубежом. Кто-то, заработав капитал здесь, уезжает и получает российскую пенсию, пусть и мизерную. Знаю чиновников, которые посидев в кабинетах власти, обеспечив себе капиталы, получают пенсию не в Челябинске, где разруха, а в Болгарии, Черногории, Италии, Испании.

Очень разные категории населения уезжают из страны. Абсолютно все».

Василий Колташов, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества:

«Заявления россиян в соцопросах о готовности уехать — это выражение недовольства тем, что они не видят здесь для себя перспектив. Это говорит о неудовлетворенности россиян своим социальным и экономическим положением, в первую очередь, в провинции. Это касается молодых людей, которые должны пробиваться в жизни, но сталкиваются с большими трудностями, покидая свои родные малые города, деревни.

Эти настроения также являются отражением неудовлетворенности россиян перспективами своих детей. Когда люди говорят, что хотят уехать, основной мыслью часто становится мнение, что „у наших детей нет будущего“: в стране все захвачено чиновниками, бизнес нечестный и т. д. Люди видят антисоциальную политику, повышение пенсионного возраста и просто не верят в пенсию, говоря: да мы никогда в России пенсию не получим, не заработаем с такими деятелями во власти…

Количество желающих уехать за последние годы закономерно должно было вырасти. Но такой ответ неправильно трактовать, как именно готовность уехать, это скорее демонстрация. Когда людей спрашивают — вы довольны или нет, — они отвечают, нет, я не доволен, мне не нравится, и я хочу уехать, так и запишите. А действительно уедете? Да нет, не уеду…

Желание эмиграции из России связано с определенными карьерными амбициями — с желанием больше зарабатывать, попасть в среду, которая, как людям кажется, будет более передовой, более интересной им.

Как человек, который сам пять с половиной лет прожил в эмиграции, в ЕС, могу отметить, что большого количества трудовых мигрантов из России в Евросоюзе не так уж много. Дело в том, что россияне не хотят в самые „низы“, и это отличает их от эмигрантов из других стран Восточной Европы. Если провести опрос: а кем вы хотите работать за границей, то мало кто скажет, что хочет мыть туалеты, посуду или собирать клубнику под палящим солнцем в Пелопоннесе. Россияне не стремятся в эти ниши, которые в ЕС уже заняты украинцами, румынами, поляками… Россиянин хочет сделать карьеру в корпоративной сфере или свой бизнес. Российские мечтатели не такие, как украинцы, у которых уже нет никаких иллюзий.

Но россиянину будет там хорошо, если у него уровень намного выше среднего, и он является хорошим, высокоуровневым специалистом, например, программистом, врачом, ученым или летчиком. Иначе он там проваливается вниз.

В итоге мы видим, что недовольный россиянин, желающий уехать, скорее, переедет в Москву, Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, другой крупный город, где больше заработки, чем в провинции, нежели он поедет за границу. Все-таки эмиграция — это рискованное предприятие.

Недовольные ответы являются претензией к власти. Люди говорят власти: нас не устраивает, как вы работаете. Мы хотим жить лучше, а ваша социально-экономическая политика плохая, она не ведет к росту наших доходов, поэтому мы говорим, что хотим уехать».

Роман Романов, социолог, политический консультант:

«Когда молодые люди хотят эмигрировать, то надо понимать, что дистанция от желания до самой эмиграции довольно высокая. Из этих 40 процентов, которые хотят уехать, реально уедет десятая часть. Во-первых, на каждом этапе подготовки к отъезду люди отсеиваются. Во-вторых, молодые люди, когда хотят эмигрировать, может, и неплохо знают, как все устроено „тут“, но не очень хорошо знают, как устроено „там“. Каждый потенциальный эмигрант должен понимать, что жизни без проблем нет нигде, и, меняя страну, ты, по, по большому счету, выбираешь — проблемы какого рода ты хочешь решать.

Но эмиграция действительно растет. Если почитать, что пишут о причинах этого правительственные аналитики, то они упоминают, что дело в падении уровня жизни, в падении зарплат, когда люди в долларовом эквиваленте стали получать на четверть, на треть меньше.

Кроме того, когда говорим об эмиграции, то надо помнить о ее скрытых формах. Они часто касаются молодежи. Эмиграция прячется за стажировками, обучением, а у людей постарше — за какими-то профессиональными историями. За границей у уехавшего человека завязываются какие-то контакты, и, оставаясь формально россиянином, он фактически выстраивает свою жизнь в другой стране, получает вид на жительство, а там, может, и гражданство.

Есть доля медицинской эмиграции — когда человек уезжает, чтобы лечить свое заболевание, и остается, находит там себе работу. Есть брачные отношения. Есть другие причины. В целом, причины эмиграции очень запутанны. Поэтому надо даже разделять желание эмигрировать и реальную эмиграцию. Это два типа мотивации и два разных типа людей.

Что касается молодых людей, то, парадоксальным образом, если мы хотим уменьшить их желание уезжать, надо дать им больше возможности жить и работать за рубежом. Надо, чтобы они пожили в одной, другой, третьей стране, поняли, что везде есть свои проблемы, и сделали осознанный выбор.

Каждый раз мы говорим об эмиграции как о чем-то страшном. Охранители любят говорить об эмигрантах чуть ли не как о предателях. Но значительная часть политической элиты России, их семьи, плотнейшим образом интегрированы за рубеж и не связывают свое будущее с Россией. Они воспринимают нашу страну просто как поле для извлечения прибыли. И вот если мы хотим что-то кардинально поменять в миграционной ситуации, то начинать надо с того, чтобы вернуть элиты, их семьи, домой. Как только элита России станет национальной — и в плане территориальном, и в плане связи с будущим России, — тогда и в нашей жизни что-то может измениться».

Дмитрий Ремизов, ИА РосБалт

209 просмотров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code