ТРАГЕДИЯ В ХАКАСИИ: ОДИН ИЗ ПРОПАВШИХ ТУРИСТОВ МОГ ВЗЯТЬ НА СЕБЯ  РОЛЬ СУСАНИНА

Трагедия в Хакасии: один из четверых пропавших в Приисковом туристов мог погубить остальных?

Фото: news.ngs.ru

Пропавшие в конце ноября в хакасском селе Приисковое  (Орджоникидзевский район) четверо туристов могли погибнуть из-за желания одного из них взять на себя функции проводника и попытаться вывести их из снежного плена и бурана.

За «спасителем», возможно, пошли все остальные, а делать этого было нельзя ни в коем случае — нужно было просто сидеть в укрытии и ждать помощи. Определенную роль в таком поведении одного из пропавших могло сыграть присутствие среди них молодой женщины. Мужчины в таких случаях пытаются играть в героизм, тогда как лучший выход из чрезвычайного положения — крепкие нервы и железная выдержка.

Хроника трагических событий: кто они — пропавшие туристы в Хакасии

Так считает «Комсомольская правда Красноярск», продолжившая собственное расследование случившей в Хакасии трагедии (а в том, что это уже трагедия, не сомневается практически никто).

Это… абсурд

Чтобы пропал не один человек, а сразу четверо. Не в экстремальных условиях (как, скажем, случается у альпинистов при восхождениях в горы), а во время катания на снегоходах по горам в округе популярного туркомплекса. Отлично экипированные. С инструментами, зажигалками, запасом еды.

Чтобы не воспользовались ни единым из всевозможных (очевидных!) шансов на спасение.

Чтобы технику нашли, а их самих – нет! При том что в поисках участвовали сотни человек – на земле и экипажи двух вертолетов – с воздуха.

И чтобы, наконец, в поселке, куда едут сотни туристов и спортсменов не только со всей страны, но и из-за границы, не оказалось мало-мальской спасслужбы?

Напомним, 24 ноября, в субботу, Александр Заболоцкий, Мария Бескостная, Дмитрий Егоров и Артем Сергеев в 10.30 выехали из гостиницы «Крепость» на трех снегоходах и пропали. Около пяти часов вечера начался сильнейший буран, который продлился все воскресенье и полностью стих к позднему вечеру воскресенья 25-го.

В понедельник и вторник начали поиск пропавших с воздуха, на Ми-8 МЧС, и «Robinson» — его наняли за свои деньги в фирме, где работал Заболоцкий. В среду 28 ноября опять поднялся ветер, из-за чего поиски с воздуха пришлось прекратить. Однако около 17 часов волонтеры-снегоходчики обнаружили у подножия горы Арарат три снегохода, а также укрытие, в котором нашли пару перчаток и небольшой кусочек сала. 18 декабря поиски официально прекратили, — до самой весны, пока не сойдет снег…

Не как у Высоцкого

Все говорят, туристы были опытными. Имея, правда, ввиду ровно то, что приезжали в Приисковый по нескольку раз в год и хорошо знали местность. Но погонять на снегоходах по горам – это одно. Выживать в экстремальных условиях – совершенно другое.

— Подобная пурга – пурга на выживание! – местный 56-летний охотник Алексей Шапо крутит пальцем у виска. (сам он, бывает, и летом и зимой уходит в тайгу, где живет в охотничьей избушке по месяцу, а то и полтора). – Ветер продувает насквозь, ладонь отведи на 20-30 сантиметров от лица – ее не увидишь! Другого человека – в двух шагах! Застывает все лицо, ресницы. Ориентиров – никаких! Вы, городские, приезжаете и воображаете себя хозяевами тайги. Будто вы покорили природу. А в тайге выживают не потому, что ее штурмуют. А потому, что смиряются. Попал в пургу, — строй убежище. Замерзаешь — разводи большой костер, вокруг леса навалом. Жги снегоход — он долго горит. А у них их три было!

— Почему же они ничего не придумали?

— Да потому что. Друга в горы бери — рискни… Приехать, попить водочки, погонять. А что не так, — начинаются психи и ругань. Почему сюда, почему не туда. А ты что сделал, а ты… Это вам не Высоцкий.

И вправду…

Бизнесмен, дизайнер, торговый представитель и женщина

«Друзья», «один другого никогда бы не бросит», — со слов общих знакомых пропавших мы и сами писали это в предыдущих заметках, но, признаться, не могли сразу погрузиться в подробности. Все-таки какие отношения могли быть внутри компании?

Как всегда на протяжении всей истории с исчезновением и поиском официальные службы (полиция, спасатели) не называли имена пропавших, а родственники держали от журналистов оборону.

Случайно к нам попала ориентировка, в которой оказались данные пропавших. Если бы не она, «четверо туристов в Приисковом» так и оставались бы людьми без лица. Но по ней нам удалось постепенно все-таки выяснить, кто есть кто.

Вопрос, кстати, не праздный. Когда несколько человек сразу оказываются в экстремальной ситуации, насколько они могут договариваться и принять решение — общее, верное, быстро?

Итак, известно, что в Приисковый компания ездила несколько лет почти одним и тем же составом. Правда, у них был «пятый» — некий 30-летний Сергей Галютин. В этот раз его не было — Галютин не смог вырваться с работы, его вызвали в Норильск, хотя живет он вместе с женой в Красноярске. Сергей крепко дружил с Артемом Сергеевым: в соцсетях у них масса совместных снимков на снегоходах, в том числе и в Приисковом. Именно на фоне любви к снегоходам Сергеев и Галютин сдружились с остальной компанией.

Мария Бескостная. В компании «Гуриати» работала экономистом. По слухам, с Заболоцким у нее был роман, — поэтому он и брал ее в «мужские» поездки. Говорят опять же, что за два месяца до этого Заболоцкий ушел из семьи, решил пожить для себя.

Александр Заболоцкий из всей компании самый статусный. Работал заместителем генерального директора в крупной не только по красноярским, но и по российским меркам фирме «Гуриати». Компания делает элитные дома под ключ: от фасадов из стеклофибробетона, окон из дерева, металлического литья до изысканной внутренней отделки.

В «Гуриати» работает порядка 300 человек. Еще год назад компания участвовала в Красноярском экономическом форуме, где Заболоцкий давал коммерческое интервью, рассказывая журналистам местной телекомпании о планах по развитию производства.

Дмитрий Егоров по профессии – дизайнер. Сам из многодетной семьи, их, братьев и сестер, пятеро.

С женой Натальей, по словам друзей семьи, познакомился, когда они вместе работали. Сейчас Наталье сопереживают все друзья Егоровых.

— Я Наталью и Диму Егоровых давно знаю – хорошая семья, двое детей (Егору – 12 лет, Раде – 7 лет), ждут третьего, — рассказывает подруга семьи. — Наташа очень помогает в организации детских православных лагерей, делится опытом — она сторонник семейного способа образования (дети находятся на домашнем обучении – прим.) Сколько ее помню, она всегда работала. Наташа училась на биофаке нашего пединститута, диплом писала по гнойной хирургии. Ну представьте: молоденькая студентка в 7 утра стоит на практике в отделении гнойной хирургии, а в 9 — уже на работе, Наташа некоторое время работала в отделе продаж на радио «Европа Плюс». Потом, примерно вначале 2000-х, перешла на «Мужское радио» и там уже с Димой познакомилась. Он был там дизайнером. Поженились.

Затем Дмитрий решил создать свою «ипэшку», заняться бизнесом, промышленным дизайном: проектировал и оформлял интерьеры, малые архитектурные формы его очень увлекали. Наталья полностью погрузилась в воспитание детей, которых пара очень ждала.

Его фирма сотрудничала с «Гуриати», поскольку обе имеют отношение к промышленному дизайну.

Снегоходы же для Егорова были и самой большой страстью, и отдушиной – позволяли отвлечься от бизнеса.

Что касается четвертого члена компании Артема Сергеева, то он — торговый представитель в компании «Фаер», которая занимается оптовыми продажами алкоголя. Как минимум в ней он с 2011 года (об этом говорит ряд документов). Кристина, жена Артема, от общения отказывается. Известно, что у Кристины и Артема растет 3-летняя дочь.

— Почернели они от горя — и Лариса (теща Артема – прим.ред.), и Кристина, высохли. Что случилось — никто не понимает, как они эти снегоходы бросили, куда от них пошли?! — рассуждают соседи Сергеевых. – После исчезновения Артема у них в семье еще какой-то родственник умер, дедушка… Верно говорят, что беда одна не ходит… А Артем сам шабутной, оборотистый парень — молодец! Заработать на семью умел, несколько квартир у них. Не сказать, что очень богатые, но живут неплохо.

О том, что Артем был заводилой по духу и обладал качествами лидера, говорят и его школьные товарищи. Правда, не все они знали, что Тема (так его привыкли называть) пропал.

— Вы меня огорошили. Я знал, что какие-то ребята поехали кататься в Приисковый и исчезли, но не знал, что это Артем, — признается Артем Малков, одноклассник Сергеева. — Я с ним знаком, в школе учились вместе. Потом связь не поддерживали. Парень добродушный, постоянно в спорте, мотокроссом занимался. Видимо, это перетекло в увлечение снегоходами. Активный такой… Легкий на подъем, авантюризм в нем был. На Столбы мы ходили, он готов был взять на себя организацию, всех подбить… Да и если бы кто-то предложил, не отказался бы идти.

Итак. Руководитель крупной компании, экономист того же предприятия, дизайнер. Торгпред в алкогольной компании. Объединяло их, по сути, одно – увлечение снегоходами.

По одному маршруту до Приискового – 5 километров, по другому до Главстана — 30

Евгений Савельев – один из тех, кто нашел снегоходы. На этом месте он с товарищем (оба – снегоходчики, которые в качестве волонтеров участвовали в поисках) оказался самым первым.

Оказывается, вопреки первоначальным данным, точной информации о маршруте ушедшей компании у поисковиков не было. Да и маршрутов как таковых здесь нет – отдыхающие просто «катают» окрестные сопки.

— Практически ничего не было известно изначально, — рассказывает о поисковой операции Евгений. — Собирали информацию, как пазл. Объявлено было, что кататься они поехали в район Левой Саралы (якобы они сказали об этом рабочему базы). И о чем это говорит, если практически весь поселок стоит на реке Левая Сарала? Точного места никто не знал, поэтому и ушло большое количество времени на отсев лишней информации.

Поисковики просто разделили местность на квадраты и малыми группами начали ее методично прочесывать. Район, где нашли снегоходы – обычный для тех мест, верховье ручья Известковый, тайга.

— Масса предположений о том, как они пропали все разом. Могли ли они в ручей провалиться?

— От снегоходов до ручья Известковый метров 10-15 всего. Но он совсем неглубокий, по щиколотку: есть места, закрытые льдом, есть – снегом. Провалиться четверым в него нереально и уж тем более нереально в нем утонуть.

— Опять же, говорят, они могли наступить на некий надув, «козырек», рухнуть, и их как бы сразу засыпало снегом, как лавиной?

— А вот снег глубокий. Снег – пухляк. Когда мы приехали, еще до случившегося, до первых морозов сами катались, он был даже слишком, пожалуй, мягкий для катания: лег, но наста не было. Идти по такому снегу без лыж очень трудно, потому что постоянно проваливаешься. Временами глубина достигает двух метров.

Но что касается «лавины», то вряд ли. Там же нет скал. Это обычные холмы. Склоны пологие.

Почему с двух вертолетов не нашли снегоходы?

Снегоходы, по словам Евгения, стояли на большой открытой площадке, не под деревьями. Но обнаружили только на пятые сутки и то, не с воздуха: а вертолеты летали над Приисковым два дня! Выходит, летали не там? (Небольшое отступление: замдиректора по летному делу одной красноярский компании, в которой есть и Ми-8, и Robinson, рассказал: обзор пространства одинаково хороший и с МИ-8, и с Robinson’а.

Только на борту МИ-8 при этом может поместиться еще штат спасателей, которые в случае, если человек обнаружится, могут высадиться и оказать помощь, или поднять человека на борт. Поэтому в труднодоступных районах и ищут на вертолетах, можно подсесть, если имеется площадка. На Robinson тоже обзор очень хороший, но там поместиться могут два, максимум – четыре человека, и радиус действия, дальность полета, у него, конечно, поменьше. Если на МИ-8 при полном баке (4,5 тонны авиакеросина) облететь можно 400 километров на скорости 170 километров в час, то на Robinson (работает на бензине, бак 200 литров) на той же скорости – 250 километров. В среднем час работы МИ-8 стоит порядка 250 000 рублей, Robinson – 55 000 рублей).

Но в данном случае снегоходы с вертолета могли и не заметить. После пурги их замело, не до конца, но здорово присыпало сверху. Так что с земли их увидеть оказалось не трудно, а сверху они практически слились с белым морем снега.

Объем снега был большой – с неба, с вертолета, увидеть их, думаю, было тяжеловато, — считает и Евгений. — Не забывайте, что была очень большая метель: в некоторых местах после нее надуло от метра до двух снега. Топлива в снегоходах не было – по крайней мере, датчик объема не показывал ничего. Может, немного бензина и оставалось, конечно, на дне баков, но техника его не фиксировала. Говорили, они не собирались долго кататься, не заправляли полные баки. Литров по 15. Из снаряжения нашли на месте снеговую лопату со встроенной пилой. Может, что-то и было еще у них (лопаты, пилы, топоры), но они могли взять это с собой.

В убежище могли легко уместиться вчетвером

— Знаете, они построили его очень грамотно. Возле деревьев, метрах в 5-7 от снегоходов. Выглядит оно так: подкоп в снегу, сверху и внутри – ельник, верх забросан снегом. Что касается кострища, то его, по сути, и не было. Перед убежищем было небольшое подобие костра – видимо, пытались разжечь его вначале, но в какое время они это делали, — неизвестно. Может быть, они сначала его пытались развести, а потом уже убежище решили построить – сейчас это трудно сказать.

Размер у «лежки» был немаленький, в самый раз на четверых. На видео оно кажется тесным, но на самом деле четверо человек в него бы вошли. Евгений говорит, что в таких случаях и не строят большое по размерам укрытие – просто некогда и незачем тратить на это силы.

— Вчетвером они там легко могли бы уместиться, — уверен он. – У меня, когда я «лежку» увидел, ощущение осталось такое, что все у них шло к тому, чтобы переждать непогоду в убежище. Но потом они передумали…

И ушли. А куда?

До Приискового нужно было бы немного пройти вдоль горы. Выйти на перешеек (около 1,5 километра), а затем: пойти на юг, попасть в район метеостанции, а там есть дорога, раскатанная ратраком, скатиться по ней – вот он и поселок. В общем и целом расстояние плевое, всего-то около 5 километров.

Но есть и другой путь: на северо-восток, по ручью Известковый, который впадает в Левую Саралу. По нему — до поселка Главстан, а от него до Приискового. Расстояние совсем другое – порядка 30 км. Казалось бы, первый путь – очевиден? Но…

— Ветер, а помните, в те сутки он был очень сильным, до 35 метров в секунду, дул бы им прямо в лицо, если бы они пошли по короткому пути в Приисковый, — говорит Евгений. — Если они решили пойти длинным путем, то там очень глубокий снег. Нет ни дорог, ни наста. Провалиться можно по шею, это в буквальном смысле слова. Я не знаю, сколько вообще можно пройти метров без снегохода, без лыж, без ничего.

— Если бы они остались на месте, все было бы по-другому?

— Конечно! Если бы, например, они развели костер, то там местность такая, что вытаивает все до земли. Костровище было бы заметно с высоты – однозначно. Если бы и дым был, то определить их можно было бы хорошо и быстро. Самое в той ситуации тяжелое – большой объем снега. Когда они на место приехали, снега было на метр, после первой метели, в которую они и потерялись, надуло еще метра полтора в некоторых местах. Через 4 дня – вторая большая метель, а за ней ударили морозы. Соответственно, мягкий снег в морозы «подсел». Снег и метель, думаю, решили исход этой поисковой операции…

Кто-то один мог сказать: «ща, я вас выведу»

В Красноярске есть «Красноярский молодежный Корпус спасателей» (региональная общественная организация). Именно здесь не только в теории, но и на практике учат навыкам выживания в экстремальных условиях, обучают школьников, многие из которых уже давно стали взрослыми и не один год работают в МЧС. Один из старейших сотрудников, Вера Савина – руководитель «корпуса спасателей» не только следила за поисками в Приисковом, но и общалась потом со спасателями, своими бывшими выпускниками, которые были на месте.

— Мы здесь анализировали всю ситуацию, — говорит она. — Стоянка, которую эти ребята сделали, довольно грамотно построена. Мы так в школе спасателей учим. Уверена, если бы они остались на ней, все окончилось бы хорошо. Поставьте себя на их место: хребты вокруг все похожие, ориентироваться трудно, буря. Они остановились и построили убежище: им же нужно было где-то обсуждать ситуацию. Полагаю, в группе оказался кто-то один очень самонадеянный, который сказал: «Ща, я вас выведу». Сделав убежище, люди не могут просто так встать и пойти, значит, кто-то убедил. По крайней мере один из них мог так поступить – однозначно. И думаю, это самый молодой. Ну и плюс женщина. Тоже, знаете, играет роль. Мужчины в компании женщины по-другому совсем себя ведут.

— Есть ли вероятность, что они разделились?

— Нет смысла. Но в такую пургу держаться вместе очень трудно. Не будешь же идти, постоянно держась за руки. А метр, два, ты уже можешь не видеть другого человека.

По сути, единственное, что им нужно было сделать – остаться в убежище. Нет еды — топить воду и пить, постоянно пить и ждать, экономить силы. Спать по очереди. А так – они вышли в пургу, растратили силы, и очень быстро. И уже, обессиленные, ничего не смогли сделать. Ни построить новое убежище, ни развести костер. Ни оставлять какие-то следы и метки. Думаю, погибли они не разом, но все равно один за другим. Очень быстро…

ИА Хакасия

5 019 просмотров