В БУРЯТИИ ЭПИДЕМИЯ ЧЕРНЫХ КОПАТЕЛЕЙ СОЛОДКИ

 

 

Бурятия распродается на корню Китайцам. Лес продается тысячвми гектаров, теперь новая напасть-солодка! Уничтожаются пастбища и покосы.

Я теряю корни. Забайкальцы массово ковыряют солодку для Китая

АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

Партия корня сапожниковии растопыренной, которую китайцы называют солодкой, чтобы русским сборщикам было понятней. Фото: Из группы «СОЛОДКА» в соцсети «ВКонтакте»

«Тот, кто хорошо нагибается, кто трудолюбив, кто в панамке и не боится жары, по 40–50 тысяч рублей зарабатывает за месяц», — говорит глава Улётовского района Сергей Савин. На его землях добыча корня солодки достигла масштабов эпидемии. И заняты таким делом не только местные. Словно паломники, в район огромными группами приезжают жители Бурятии, мешками собирают корни и продают их в Китай из-за большого спроса в традиционной медицине. Об этом знают все, вот только официальных поставок сырья из Забайкалья за рубеж в 2018-м не было. Вообще. Дикоросы целым потоком проходят через пункты пропуска, но как именно ‒ неизвестно.

Перерыли всё, как суслики

«Мы прекрасно понимаем, что идут массовые заготовки, — рассказывает Любовь Адеева, начальник отдела надзора в области карантинных растений управления Россельхознадзора Забайкальского края. ‒ На сегодняшний день сложилась ситуация, что местное население заготавливает, а китайцы вывозят, правильно? Но документы на эту продукцию они не получают, потому что если бы попытались, то, я так думаю, их бы никто через границу и не пропустил».

Получить официальное разрешение на вывоз собранных в Забайкалье корней ‒ дело гиблое, потому что для этого нужно указать происхождение груза, а его выкапывают незаконно. А поскольку ни у одного надзорного органа, уточняет Любовь Адеева, нет рычагов контроля заготовки дикорастущих растений, остановить процесс на этом этапе пока нереально. Сколько сырья уезжает в Китай, в ведомстве и вовсе не могут сказать даже приблизительно, потому что способы поставки неясны.

Копают практически по всему краю, причём не только солодку, но и сапожниковию растопыренную, а также луковицы лилий ‒ последние занесены в Красную книгу Забайкалья. Однако в Улётовском районе проблема стоит особенно остро. На прошлой неделе, по словам главы Сергея Савина, к ним приехало сразу четыре автобуса из Бурятии:

«Народу ‒ человек 40. Они со шмутками, палатками, которые штук по 30 ставят у поля, возле водички. И выкапывают этот корень солодки. Его принимают довольно дорого: в том году 100 рублей было, потом 200, сейчас 400 рублей за килограмм. Понятно, что Китай большой, страна огромная, видимо, лекарств много надо, но если это сейчас не остановить, то будет кошмар. Перерыли всё, как суслики, оставили одни горки, косой негде будет махнуть».

Но главная проблема в том, продолжает Савин, что из-за отсутствия контроля приезжие постоянно конфликтуют с местными:

«Когда буряты подъезжают с лопатами и начинают выкапывать этот корень, кто-нибудь прибегает и говорит: здесь мой покос. Те спрашивают, где столб пограничный стоит. А у того правда договор на 11 месяцев, но столбик не вкопан. И начинаются распри. Уже был случай, когда один со штыком, которым копают, а другой на машине пробуют друг друга бодать».

Если не вмешаться, то борьба за корни может превратиться в настоящую войну, уверен глава района. По его словам, если и разрешать добычу солодки, то только для местных и только в строго отведённых местах ‒ в стороне от сенокоса и пахотных земель.

Собрав всё, что только можно собрать на выбранной для разорения земле, копатели переходят на новые территории. Так случилось с Могойтуйским районом. Как рассказывает местный глава Булат Нимбуев, люди обобрали здесь всё и уехали в соседние районы. Особенно ‒ в Шилкинский.

«Копают, никто ничего сделать не может, как я понимаю, ‒ делится начальник отдела сельского хозяйства администрации в Шилкинском районе Светлана Балагурова. ‒ Буряты приезжают на машинах. В Галкино глава рассказывает, что там 20 микроавтобусов приехало по 10 человек в каждом. Целая эскадрилья, можно сказать, и все копают».

Не останавливают охотников за солодкой даже запреты особо охраняемых природных территорий (ООПТ). «Мы на следующую неделю большие рейды запланировали по Агинскому, Балейскому округу, потому что ситуация выходит из-под контроля, ‒ говорит руководитель дирекции ООПТ Забайкалья Александр Бузинов. ‒ Они раньше в заказниках у нас так не копали. Видать, в остальных местах заканчивается».

Прошла неделя, как дирекция разослала распоряжение ловить и штрафовать собирателей, и в одном только Балейском заказнике составлено уже шесть протоколов. Минимальный штраф ‒ 3 тысячи рублей, но это по сравнению с заработком от незаконного бизнеса такая мелочь, что не особо пугает людей. Поэтому Александр Бузинов вышел на региональное министерство природных ресурсов с предложением внести добываемые корни в Красную книгу Забайкалья. «Во-первых, тогда кратно увеличатся штрафы. Во-вторых, сможем привлекать ФСБ», ‒ объясняет глава дирекции свою инициативу.

Однако главное, что должно остановить массовый сбор солодки, сапожниковии и прочих ценных корней, заключается в прекращении поставок в Китай. Этим вопросом недавно занялось краевое управление Россельхознадзора совместно с Читинской таможней. Именно физические лица, по мнению специалиста Россельхознадзора Любови Адеевой, вывозят сырьё в таре. Поэтому ведомства договорились усилить контроль на пунктах пропуска, тщательнее досматривая всех проезжающих в КНР ‒ как иностранцев, так и россиян. Насколько это замедлит прохождение граждан через границу, сказать пока сложно ‒ получить комментарий в таможне на момент написания текста не удалось. Но в том, что ажиотаж вокруг солодки кратно упадёт с ужесточением контроля на выезде из страны, в надзорных органах уверены.

Я теряю корни. Забайкальцы массово ковыряют солодку для Китая

АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

Партия корня сапожниковии растопыренной, которую китайцы называют солодкой, чтобы русским сборщикам было понятней. «Тот, кто хорошо нагибается, кто трудолюбив, кто в панамке и не боится жары, по 40–50 тысяч рублей зарабатывает за месяц», — говорит глава Улётовского района Сергей Савин. На его землях добыча корня солодки достигла масштабов эпидемии. И заняты таким делом не только местные. Словно паломники, в район огромными группами приезжают жители Бурятии, мешками собирают корни и продают их в Китай из-за большого спроса в традиционной медицине. Об этом знают все, вот только официальных поставок сырья из Забайкалья за рубеж в 2018-м не было. Вообще. Дикоросы целым потоком проходят через пункты пропуска, но как именно ‒ неизвестно.

Перерыли всё, как суслики

«Мы прекрасно понимаем, что идут массовые заготовки, — рассказывает Любовь Адеева, начальник отдела надзора в области карантинных растений управления Россельхознадзора Забайкальского края. ‒ На сегодняшний день сложилась ситуация, что местное население заготавливает, а китайцы вывозят, правильно? Но документы на эту продукцию они не получают, потому что если бы попытались, то, я так думаю, их бы никто через границу и не пропустил».

Получить официальное разрешение на вывоз собранных в Забайкалье корней ‒ дело гиблое, потому что для этого нужно указать происхождение груза, а его выкапывают незаконно. А поскольку ни у одного надзорного органа, уточняет Любовь Адеева, нет рычагов контроля заготовки дикорастущих растений, остановить процесс на этом этапе пока нереально. Сколько сырья уезжает в Китай, в ведомстве и вовсе не могут сказать даже приблизительно, потому что способы поставки неясны.

Копают практически по всему краю, причём не только солодку, но и сапожниковию растопыренную, а также луковицы лилий ‒ последние занесены в Красную книгу Забайкалья. Однако в Улётовском районе проблема стоит особенно остро. На прошлой неделе, по словам главы Сергея Савина, к ним приехало сразу четыре автобуса из Бурятии:

«Народу ‒ человек 40. Они со шмутками, палатками, которые штук по 30 ставят у поля, возле водички. И выкапывают этот корень солодки. Его принимают довольно дорого: в том году 100 рублей было, потом 200, сейчас 400 рублей за килограмм. Понятно, что Китай большой, страна огромная, видимо, лекарств много надо, но если это сейчас не остановить, то будет кошмар. Перерыли всё, как суслики, оставили одни горки, косой негде будет махнуть».

Но главная проблема в том, продолжает Савин, что из-за отсутствия контроля приезжие постоянно конфликтуют с местными:

 

«Когда буряты подъезжают с лопатами и начинают выкапывать этот корень, кто-нибудь прибегает и говорит: здесь мой покос. Те спрашивают, где столб пограничный стоит. А у того правда договор на 11 месяцев, но столбик не вкопан. И начинаются распри. Уже был случай, когда один со штыком, которым копают, а другой на машине пробуют друг друга бодать».

Если не вмешаться, то борьба за корни может превратиться в настоящую войну, уверен глава района. По его словам, если и разрешать добычу солодки, то только для местных и только в строго отведённых местах ‒ в стороне от сенокоса и пахотных земель.

Эскадрилья, и все копают

Собрав всё, что только можно собрать на выбранной для разорения земле, копатели переходят на новые территории. Так случилось с Могойтуйским районом. Как рассказывает местный глава Булат Нимбуев, люди обобрали здесь всё и уехали в соседние районы. Особенно ‒ в Шилкинский.

«Копают, никто ничего сделать не может, как я понимаю, ‒ делится начальник отдела сельского хозяйства администрации в Шилкинском районе Светлана Балагурова. ‒ Буряты приезжают на машинах. В Галкино глава рассказывает, что там 20 микроавтобусов приехало по 10 человек в каждом. Целая эскадрилья, можно сказать, и все копают».

Не останавливают охотников за солодкой даже запреты особо охраняемых природных территорий (ООПТ). «Мы на следующую неделю большие рейды запланировали по Агинскому, Балейскому округу, потому что ситуация выходит из-под контроля, ‒ говорит руководитель дирекции ООПТ Забайкалья Александр Бузинов. ‒ Они раньше в заказниках у нас так не копали. Видать, в остальных местах заканчивается».

Прошла неделя, как дирекция разослала распоряжение ловить и штрафовать собирателей, и в одном только Балейском заказнике составлено уже шесть протоколов. Минимальный штраф ‒ 3 тысячи рублей, но это по сравнению с заработком от незаконного бизнеса такая мелочь, что не особо пугает людей. Поэтому Александр Бузинов вышел на региональное министерство природных ресурсов с предложением внести добываемые корни в Красную книгу Забайкалья. «Во-первых, тогда кратно увеличатся штрафы. Во-вторых, сможем привлекать ФСБ», ‒ объясняет глава дирекции свою инициативу.

Однако главное, что должно остановить массовый сбор солодки, сапожниковии и прочих ценных корней, заключается в прекращении поставок в Китай. Этим вопросом недавно занялось краевое управление Россельхознадзора совместно с Читинской таможней. Именно физические лица, по мнению специалиста Россельхознадзора Любови Адеевой, вывозят сырьё в таре. Поэтому ведомства договорились усилить контроль на пунктах пропуска, тщательнее досматривая всех проезжающих в КНР ‒ как иностранцев, так и россиян. Насколько это замедлит прохождение граждан через границу, сказать пока сложно ‒ получить комментарий в таможне на момент написания текста не удалось. Но в том, что ажиотаж вокруг солодки кратно упадёт с ужесточением контроля на выезде из страны, в надзорных органах уверены.

https://www.chita.ru/

 

 

798 просмотров